Подростковые эксперименты. Последнее лето детства.

Закончился 7-й класс. В деревню ехать не особо хотелось. Я всё тешил себя надеждой нашампурить Катьку. Но оправдаться моим надеждам было не суждено. Дальше орала и петтинга мы не зашли, видимо, я был недостаточно настойчив, не хотел испортить отношения с Катькой. До анала мы не додумались - маленькие были ещё, да и вряд ли Катька на это согласилась бы.

В июне родоки, от нехрен делать наверное, запёрли меня в пионерский лагерь. Раньше я в такие заведения не ездил и не тянуло, предпочитал иметь практически неограниченную свободу в деревне, чем заниматься хрен знает чем, да ещё под постоянным контролем, который опостылел в школе. Но отказываться было неудобно, мать с большим трудом выбила путёвку. Благо, ехать довелось не одному, а с Вовчиком - пацаном из 3-й школы, таким же как и я разгильдяем, до этого мы лично знакомы мы небыли, так пару раз друг дружке заехали в шнобель, когда дрались на пустыре школа на школу (честно говоря больше получил я - Вовчик был почти на голову выше меня и в плечах по-шире). Сейчас вспоминать старое было бессмысленно, вдвоём всё же веселее, ещё не известно как там нас встретят.

В лагере собирали детей со всей области, так что набралось сотни две ребятишек в возрасте от 9 до 14 лет. Старший отряд (те кто после 7-го класса) был самый малочисленный, пацанов вместе с нами 12 и девчёнок 15 или 16 (уже не помню, было их чуть больше чем мальчишек).
Разместили нас в отдельном корпусе (чтоб мелюзгу не обижали) в комнатах по 6 человек. Так что нам, пацанам, достались две комнаты, а девчёнкам три - в другом крыле, с отдельным входом. В свободной комнате в нашем крыле, к нашему всеобщему недовольству, поселили четверых взрослых парней - физруков, видимо, желая держать нас под постоянным контролем. Сей прискорбный факт привёл нас в неопискемое уныние - не побалдеешь ночью, не съебёшься девчёнок попугать.

Девчёнки были все как на подбор, в 13-14 лет все с сиськами, бесстыже выпирающими из под маек и блузок, с округлившимися бёдрами и, что большая редкость, не одной толстой, так три-четыре слегка пухленькие. Шорты у нас частенько оттопыривались спереди при одном взгляде на них. По вечерам мы обсуждали их прелести и бегали в сортир типа поссать, а на самом деле дрочили, благо кабинки закрывались и никто не мешал. В душевой мы дрочили постоянно, практически не стесняясь друг друга. А ещё мы измеряли хуи - у кого длиннее. Вовчик оказался лидером - около 15-ти сантиметров (меряли спичечным корбком, ибо иных измерительных приборов не имели), это в неполные 14 лет, почти на пол-коробка оторвался от всех (вообще-то Вовчик был развит не по годам, уже голос начал ломаться). Я со своими 12-ю (ещё дома измерял)где-то в середине.

Было пару пацанов у которых и волос на лобке ещё не росло, првда и у них вставал и длина была сантиметров 9-10. Вовчик как - то решил подъебнуть девчёнок. Он специально снял трусы и одел штаны на голое тело, набрав в руку семечек, он стоял на видном месте и смачно плевался шелухой направо и налево. Девчёнки, конечно же, вскоре подошли и попросили угостить.
- Блин девчёнки у меня семечки в правом кармане лежат, рука занята, возьмите сами.
Надя Воробъёва полезла Вовчику в карман. Внезапно она на мгновение замерла, . . .

а потом выдернула руку, никаких семечек в ней небыло.
- Придурок! Визгнула Надя, покраснев как рак в кипятке и быстро ушла вытирая слёзы.
Весь фокус был в том, что карман у вовчика был напрочь разорван.
- Прямо за конец ухватила. Хвастался Вовчик. Да, не по годам был он развит и сексуально озабочен.
Контроль за нами продолжался две ночи. Потом физруки (жеребцы стоялые, все на практике из института физкультуры), стали по-одному, а вскоре и всей компанией съёбывать на всю ночь к вожатым на блядки и началась лафа.

Мы носились вокруг корпуса, подкрадывались, заглядывали и стучали в окна к девчёнкам. Разглядеть, правда, ничего не могли - стёкла бликовали, да девчонки сами были ещё те оторвы - подходили к окнам и, подняв майки и закрыв ими лицо, выставляли сиськи на всеобщее обозрение. Мы восторженно орали, сдёргивали с зазевавшихся товарищей шорты вместе с трусами. В общем валяли дурака. Правда войти в крыло к девчонкам было невозможно, они запирали дверь изнутри и открывать не хотели, когда вожатые приходили ночью с проверкой, то открывали дверь ключём. Спиздить ключ не представлялось возможности. Но выход вскоре нашёлся.

В нашем корпусе под двускатной крышей был чердак, люк находился в коридоре, у входа в наше крыло, запирать его почему-то никто не догадался, видимо, решили что потолок высокий и такие пизьдюки как мы не доберутся. Потолки действительно были высоковаты - метра три, но в комнатах стояли столы и тумбочки, мы вынесли стол, подтащили его к люку и поставили на него тумбочку - конструкция получилась достаточно надёжная. Я забрался на стол, потом на тумбочку, выпрямился - голова практически доставала потолка. Обеими руками я толкнул вверх крышку люка, осталось только ухватиться за край открывшегося лаза и, если не доходяга, оттолкнутяся ногами, подтянуться и влезть на чердак бало делом пары секунд.

Мы и разведали, что чердак проходит через весь корпус без перегородок, завален всякой старой мебелью и что второй люк находится в крыле у девчонок и, вот ведь удача, тоже не заперт. На чердаке нашлась и старая лестница, так что слезть в коридор на "женской" половине было по чём. В туже ночь, когда физруки, как обычно ограничившись парой дежурных угроз, съебали к своим кобылам, нас набралось 5 человек похрабрее, готовых сходить в поход к девчёнкам. Ждали до 2-х ночи, чтоб все гарантированно спали. Для какого хрена мы туда лезем так до конца и не решили, взяли только зубную пасту, чтоб кому-нибудь намазать харю (на большее фантазии не хватило).
В общем в коридор слезли быстро, лестница, правда, держалась на "честном слове", готова была в любой момент рассыпаться. Осторожно приоткрыли дверь в первую комнату. Вовчик просунул голову внутрь, прислушался.
- Все дрыхнут. Прошептал он повернув к нам голову.

Мы открыли дверь и вошли. В окна лился свет луны и фонарей, что горели на аллейке, ведущей от нашего корпуса к центральной площадке для построений. В комнате слышалось мерное посапывание девчёнок. Мы столпились у двери. Вовчик первым прошёл к кровати у окна и присмотрелся кто там лежит.
- Ирка Иванова. Прошептал от.
- Бля! Сиськи торчат под майкой. Пиздец! Ща пощупаю.
Мы все замахали руками, типа не надо придурок, разбудишь.
Ирка спала на спине, одеяло сползло частью на пол, открыв верхнюю половину тела. Вовчик присел на корточки рядом с кроватью и пальцем коснулся Иркиного соска, явственно выступающего под майкой. Он стал поглаживать грудь девочки, потом пустил в . . .

ход и вторую руку. Ирка застонала во сне, Вовчик отдёрнул руки и замер. Вроде всё в порядке. Вовчик опять продолжил свои упражнения. Мы стояли у двери и как идиоты смотрели на это.

- Бля! Сиськи твердеют! Пиздец! Как мячи! Она ща кончит. Шептал Вовчик.
- Хватит придурок! Разбудишь. Зашептал я, подойдя к нему.
- Пощупай лучше. Класс! Шипел Вовчик.
Какие бывают сиськи если их щупать я прекрасно знал. Правда Иркины сиськи бали по-больше Катькиных, более округлые и с крупными сосками, которые раздроченные Вовчиком явственно выступали под майкой. Ирка опять застонала и пошевелилась, согнув ноги в коленях. Одеяло ещё больше сползло, открыв живот девочки. Вовчик взял за край одеяла и откинул его к иркиным ногам. Трусики у неё, как и майка, были белые. В бледном свете, падавшем из окна, были видны тёмные кучерявые волоски, торчащие с обеих сторон по краям трусиков. Вовчик поддел пальцем резинку трусиков и оттянул вверх, открыв темноту густых зарослей Иркиного лобка.
- Бля! Пиздец! Ща спущу. Зашептал мне на ухо Вовчик.
Он запустил руку в трусики девочки и стал щупать там. Ирка снова застонала и развела ноги.
- Ей наверно ебля снится. Хихикая прошептал Вовчик.

Вдруг . . .
Ирка вскрикнула и резко села в кровати, непонимающе глядя перед собой. Мы ломанулись к двери. Вслед нам летел пронзительный визг Ирки. Как лестница не сломалась под нашими резкими скачками я не знаю. Я влазил предпоследним, в темноте больно врезался темечком не попав в проём люка, Вовчик толкнул меня в задницу и бквально на голове втащил наверх.
- Лесницу помоги втянуть! Зашипел он.
Мы быстро втянули лестницу и закрыли люк, оказавшись в полной темноте. Пацаны ломились по чердаку как стадо слонов, благо перекрытия были бетонные, может внизу ничего и не слышали. Мы с Вовчиком притихли у люка, внизу скрипнула дверь, послышались испуганные голоса девчонок.
- Ты чё ей сделал? Прошептал я.
- Палец в пизду засунул.
- Ты чё псих! Целку, наверное, порвал, разборки будут, всем пиздец придёт.
- Да не было у неё никакой целки, палец свободно зашёл, распечатали её уже.
- Пиздишь!
- Бля буду. Да ты посмотри на неё - блядь ещё та, сиськи в окно она больше всех паказывала.

Снизу слышалась беготня, скрип открываемых дверей, приглушенные голоса, что говорили было не разобрать.
- Давай съёбывать отсюда, только не ломись, как эти ссыкуны - услышат. Сказал Вовчик.
Мы привалили люк лестницей - чтоб не открыли снизу и тихонько прокрались "домой".
Вовчик, как признанный лидер, врезал под зад нашим ссыкливым спутникам - за то что ломанулись по чердаку и наделали шума. Потом он рассказал о том, сто и как нащупал у Ирки, не забыв сообщить, что она уже не целка. Перед тем как завалиться спать все успели сбегать "на очко" - подрочить.
На завтра девчёнки смотрели на нас подозрительно, а мы воротили в сторону хари, сдерживая улыбки.

В следующую ночь решили повторить поход, охотников набралось по-больше, всем захотелось запустить шаловливые ручёнки в трусы спящей девочке. Но в конце пути нас ждал конкретный облом. Когда Вовчик попытался поднять крышку люка - она не поддалась. Эти ссыкухи допёрли откуда приходили гости и вставили что-то в ушки для навесного замка, которые были на люках изнутри.
После такого облома даже дрочить не хотелось.
На следующий день двчёнки злорадно улыбались нам в лицо.
Оставалось только на пляже, глотая слюнки и пряча под водой выпирающие спереди плавки, смотреть на девчёнок в купальниках, даже наши шалости перед . . .

окнами мы на время прекратили. Отдельные "смельчаки", способные на долго задерживать дыхание, умудрялись, нырнув метров за 20 от купающихся девчёнок подплыть незаметно и дёрнуть завязки на лифчике или плавках. Вовчик в этих делах преуспел.

Вскоре Вовчик стал по вечерам исчезать из блока, никому не говоря куда съёбывает, возвращался он поздно, около полуночи или того позже, а однажды вообще под утро притащился, иногда от него пахло каким то алкоголем. На все наши расспросы он отвечал, что мол много будем знать - состаримся. Мне он, правда признался, что ходит ебаться, но с кем не сказал.
Но однажды Вовчик, отозвав меня в сторонку заговорщицки подмигнул и спросил.
- Ты воще ебался уже?
Я не знал что ответить, наши упражнения с Катькой настоящей еблей назвать было трудно - всунуть она мне так и не дала, с девчёнками в деревне - тоже не в счёт. Но показаться сопляком было стыдно.
- Да. Помявшись ответил я.
- Не пизди.
- Да бля буду. И с одноклассницей одной, и девчёнками в деревне.
- И чё засадить дали?
- Э-э-э нет, но сосали.
- Так это разве ебля?
- А тебе сосали когда-нибудь? Отсос в то время считался удовольствием для "белого человека", не каждая девчёнка соглашалась отсасывать.
- Да меня, приятель, чуть не каждую ночь теперь высасывают, что аж яйца болят.
- Кто?!
- Хуй в пальто! Пойдёшь сегодня вечером со мной?
- Куда? Глупо спросил я.
- Ебать верблюда! Съязвил Вовчик.
- Сам еби! Обиделся я.
- Ладно. Потеплел Вовчик. Ебаться пойдём.
- С кем?
- С бабами конечно.
- С какими?
- Там увидишь, только не пизди никому и в душе вымойся хорошенько вечером.

В душе я мылся минут 40. Серце билось учащённо, хрен совсем не хотел вставать - волнение не самый лучший помощник в "этом деле".
Около полуночи наши надсмотрщики сьебали по своим делам, а мы с Вовчиком - по своим.
- Так куда мы идём? Спросил я, увидев, что мой товарищь направляется в сторону домиков, где жили младшие отряды и их вожатые.
- К Цыганкам.
Так мы называли двух тёлок лет по 17-18, Лену и Вику - вожатых из младшего отряда. Они здесь отрабатывали практику из педучилища. Были они смуглые(где-то успели загореть), с чёрными вьющимися волосами, действительно похожие на цыганок. Внешне они были очень похожи, я их иногда путал, хотя сёстрами или даже родственницами не были. Ничем особенным они не выделялись, кроме своих длинных, пышных, вьющихся волос, роста были невысокого (Вика даже, кажется, ниже меня), немного пухлые, сиськи и задницы у многих девчёнок из нашего отряда были по-аппетитнее. Так что немногочисленные мужчины в нашем лагере им особого внимания не уделяли, да и Цыганки этих жеребцов особо не жаловали. Вот, значит, с кем ебался Вовчик, видимо запали на него Цыганки, пацан он был видный для своих лет, высокий, широкоплечий, загорел как негр.
- Как ты их подцепил.

- Я как то в кустах сидел и подглядывал за девчёнками деревенскими, когда они на речке купались. Они зачем-то купаются голыми. Сиськи у них - класс, волосня на пизде, лет по 15 или 16 им, наверное. Ну вот я начал дрочить, кончил как положено. Поворачиваюсь а там - Лена стоит и улыбается, сука, что, говорит, весь куст уделал. Я, бля, чуть не сгорел от стыда. А она пригрозила, "заложить", что я из лагеря съебал в тихий час. Я как ссыкун какой маленький начал что-то пиздеть, что больше не буду, а она стоит, смотрит . . .

на меня, а потом и говорит:
- Что ты конючишь как маленький, договариваться нужно а не ныть.
Я, бля, не понял, как это я с ней договорюсь, стою как дурак смотрю и молчу. А она и спрашивает:
- Ты вот дрочишь тут в кустах, а по-настоящему не пробовал?
У меня, бля, язык как отнялся, я только головой помотал. А она подошла совсем близко и спрашивает:
- А я тебе нравлюсь?

Я чуть не охуел. Вот, бля, оторва. А она потянула меня за шею и ну давай в губы сосаться, у меня так ещё не скем не получалось, эти ссыкухи наши ровесницы так не умеют. А Лена прижалась ко мне, у меня в штанах конец подскочил как кол и ей в пузо упёрся. Она штаны с меня стянула и давай мой бэн поглаживать, еслиб не дрочил перед этим, наверное, тут же и спустил бы. В общем там в кустах мы и трахнулись. А потом Лена меня с Викой состыковала, я по ночам к ним в окно лазил, пёрлись напропалую.
- С двумя сразу. С недоверием спросил я.
- Сначала они по-очереди ложились, а потом мы попробовали втроём - заебись получилось.
- А чего ты меня тащишь, если втроём - заебись.
- Да, бля, у меня уже яйца болят от ебли, эти сучки такие ебливые, что раз по пять за вечер спускать доводилось, уже даже раз не встал.
- Так ты меня на помощь взял?
- И на помощь тоже, но ты, белобрысый, Цыганкам понравился, они сами просили тебя привести. Кстати, мы пришли.
Вовчик свернул с дорожки и потащил меня через кусты к первому от угла окну. Постучал два раза, потом ещё три. В окне отдёрнулась занавеска и показалось лицо в обрамлении пышных тёмных волос, я не узнал в темноте к это, Лена или Вика. Девушка рапахнула окно (даже задвижки были не закрыты - нас ждали).
- Залезай! Подтолкнул меня Вовчик.

Я ухватился за подоконник и, став на край фундамента, оттолкнулся и навалился пузом на подоконник. Ктото ухватил меня под мышки и втянул внутрь комнаты. Под окном оказалась кровать и я мягко приземлился на неё.
- Проходи - гостем будешь. Я по голосу узнал Лену.
- Слезь с кровати, Володю пропусти. На стул сядь.
В комнате было темно, девчёнки не включали свет, чтоб никто не увидел, что у них за гости, благо в окно светила . . .
почти полная луна, я различил за столом Вику в светлом коротком халатике. Что-то мне говорило, что кроме халатика на ней больше ничего нет. На столе я различил высокую бутылку портвейна (был тогда такой с тремя семёрками, достаточно дешёвый, достаточно приятный), стаканы, открытую консервную банку, тарелки с нехитрой закуской видимо кое что из столовой принесли(вообще то с продуктами тогда было туго). За спиной я услышал продолжительные чмоканья - Лена с Вовчиком сосались. Я сидел, не зная говорить или молчать, хрен в штанах подозрительно затих.

Вовчик обошёл стол и, обнявшись с Викой так же долго целовался. Лена подошла к Вовчику и, потянув за пояс джинсов, отодрала его от Вики.
- Володя представь своего приятеля.
- Так вы этого балбеса и так знаете, да и он вас не впервый раз видит, - что тут представлять.
- Ну раз так, то выпьем за встречу. Сказала Лена, наливая всем по пол-стакана.
Я тогда впервые в жизни попробовал алкоголь, вино оказалось, сладковатым довольно приятным.
- Закусывай, ато опьянеешь. Наставительно поучала меня Вика, видимо нас с . . .

Вовчиком уже поделили.
Когда бутылка была пуста у меня по телу уже разлилась приятная теплота, от скованности не осталось и следа, язык развязался, сам не заметил как стал рассказывать девушкам скабрезные анекдотики, вовсю гулявшие тогда по просторам Единого и Могучего.

- Ладно, хорошь материться, лучше покажи - как другим местом работать умеешь. Сказала более прямолинейная Лена, руки Вовчика уже давно прописались у неё под халатиком.
"Другое место", уже проснулось от спячки и рвалось наружу (джинсы не лучшая одежда, когда у тебя стоит).
Вика подошла ко мне.
- У тебя это в первый раз? Да?
Я отрицательно покрутил головой, почему-то, по телу побежали мурашки.
- Не ври, это когда ты успел то?
- С одноклассницей.
- Ладно заливать.
- Я не заливаю, говорю было уже.
- Ну тогда ты парень с опытом, покажи, что умеешь. Сказала Вика развязывая поясок халатика. Когда халатик был снят на Вике из одежды остались только пляжные тапочки.
Моему взору предстали округлые груди, слегка обвисшие с крупными тёмными сосками, немного полноватый живот с маленьким, совсем детским пупком, и широкие бёдра, на лобке виднелась густая тёмная растительность, под которой не разглядеть было складок больших половых губ. Я потянулся и взялся за груди - на ощупь мягкие, не такие как у Катьки, только соски быстро уплотнились в ответ на прикосновения моих пальцев. Вика наклонилась и потянула с меня майку. Я торопливо стал расстёгивать ремень и стягивать джинсы, сидя это делать было неудобно, но Вика, стянув с меня майку, присела и сняла с меня кроссовки и джинсы вместе с трусами.

- Смотрите ка - у него стоит.
- Ты смотри, оперился уже. Сказала подошедшая Лена, проведя рукой по завиткам на моём лобке. Халатика на ней тоже уже не было и я рассмотрел её тело, более стройное, с заострёнными маленькими грудями но с такими же крупными, тёмными, как у Вики, сосками, на животе довольно явственно выделялись мышцы пресса (Лена была спортсменкой), бёдра более узкие, вообще Лена была на пол-головы выше Вики и, наверное, казалась стройнее, лобок у неё был так же густо покрыт волосами (в те времена девушки не брили между ног, даже под мышками у многих кустились густые заросли).

Вика обхватила мой член и стала подрачивать, Лена поглаживала мошонку, иногда слегка сжимая. Вовчик стал прилаживаться к Лене сзади. Я пару дней не дрочил (как то не выпало возможности) и в яйцах стал быстро зарождаться заряд. Я не смог долго терпеть упражнения девушек и бурно спутил, первый заряд, если бы Вика не отстранилась, пришёлся бы ей аккурат в лицо, последующие густыми каплями повисли у девушек на ладонях.
- Рановато спустил, а говорил, что парень с опытом. Сказала раздосадованная Вика, размазывая мой спермак по животу.
- Так вы же вдвоём налегли, где тут удержаться.
- Пошли на кровать, будем оживлять твоего дружка. Сказала Вика и потянула меня к кровати.
- Ложись.

Я лёг. Вика присела на корточки возле кровати и впилась долгим поцелуем мне в губы. Она взяла мой опавший член и стала дрочить его. Бэн мой никак не хотел вставать. Вика стала целовать меня в шею, потом перешла на грудь. Вдруг она взяла губами мой сосок и стала водить по нему языком. Я не знал, что мужские соски такие же чувствительные как и женские и Викины ласки были для меня неожиданны. Мой член стал быстро твердеть, Вика, почувствовав это, оставила мои соски и, пробежав губами . . .

по животу, взяла в рот головку члена. Она сначала ласкала языком головку, а когда член полностью встал, стала погружать его глубже в рот, до самого горла, одновременно поглаживая мошонку. Мышцы на моём животе стали непроизвольно сокращаться и Вика выпустила член изо рта, подумав, что я сейчас кончу.
- Смотри не спусти раньше времени, не люблю я кончину глотать.
- Всё нормально, я не кончаю. Простонал я.

Вика больше не брала мой член в рот, а только немного подрочила. Потом она расположилась надо мной заветной щелью над моим вздыбленным концом. Взяв член в руку Вика поводила немного им по своей влажной щелке, а потом ввела в заветную дырочку. Я замер - наконец-то, засадил. Вика начала работать тазом, сначала медленно, потом всё быстрее. Я взялся руками за Викины груди, мял их покручивая соски. От обильных выделений из влагалища Вики волосы у меня на лобке стали совершенно мокрыми, член скользил внутри щели как по маслу. Я почувствовал приближение разрядки.
- Вика, сейчас брызнет. Прошептал я.
- Всё нормально, спускай в меня. Сказала Вика ещё активнее заработав тазом.

Я резко выдохнул и стал спускать внутрь Вики. Кажется, я даже вскрикнул. Вика проролжала двигать тазом, пока мой конец вовсе не опал и не выскочил из влагалища.
- Теперь ты поработай. Сказала Вика, видимо она ещё не получила удовольствия.
Мы поменялись местами, теперь я был сверху. Я сразу же взялся я её груди. Они были полные и округлые, мягче, чем у моих ровесниц. Я активно работал языком, чувствуя, как соски твердеют, немного увеличиваясь в размерах. Дыхание Вики участилось, она поглаживала мою голову, направляя мои губы то к одной, то к другой груди. Потом она стала нажимать мне на макушку, направляя меня вниз. Я понял чего она хочет. И расположился лицом между её бёдер.

В полутьме почти ничего не было видно, к тому же всё закрывали густые курчавые волосы. Я развёл пальцами в стороны её большие половые губы, стараясь убрать волосы и припал к тёплому влажному клитору. Вика застонала и сильно прижала мою голову к промежности. Я стал втягивать клитор в рот на сколько мог. Вика зажала рот руками и приглушённо вскрикнула, мне в губы толчками несколько раз брызнула резко пахнущая солоноватая жидкость - девушка кончила. К тому времени мой конец опять стоял, но Вике было не до меня, она расслабленно лежала на кровати. Меня позвала Лена. Она стояла опёршись на стол и Вовчик вовсю трудился сзади.
- Садись на стол. Сказала она. Я забрался на стол, почувствовав задницей его холодную поверхность. Лена взялась за мой член, сильно сжав рукой она стала дрочить его, доваодя до каменной твёрдости. Потом она отправила его в рот, прижимая языком к нёбу (я вспомнил, Катьку - она делела так же). Вовчик, видимо кончив, отвалил от Лены и расслабленно сел на кровать.
- Давай продолжай как Володя делал. Сказала Лена, выпустив мой член из рта.

Я спрыгнул со стола и стал прилаживаться у Лены сзади. Я долго не мог попасть куда следует и Лена сама ввела мой член себе во влагалище. Я быстро задвигал задницей. Влагалище у Лены было уже, мой конец был плотно сжат со всех сторон. Я долго не мог кончить, Лена кончила раньше, она несколько раз резко выдохнула и упала на колени, мой конец выскочил из неё и я стоял посреди комнаты с торчащим хером, не зная куда его ещё . . .

засунуть. Лена развернулась ко мне, и взяв меня за ягодицы притянула к себе. Она сразу глубоко . . .
взяла в рот мой член, я почувствовал, что она заглатывает мою головку и стал спускать. Правда, вылилось совсем немного - слишком много кончал. Лена выпустила мой член и села на полу, опёршись на ножку стола.
- Лен, слышь, он классно лижет, попробуй.

Отдохнув немного мы с Леной расположились на кровати в позе 69 и за пять минут довели друг дружку до оргазма. Вовчик в это время ебал Вику раком, эта поза ему больше всего нравилась. Член мой дёргался, но в пустых яичках уже ничего не оставалось, Лене в рот попала лишь одна скудная капля. Вернулись в нашу комнату мы перед рассветом. Меня шатало, то ли от выпитого вина, то ли от усталость, утром меня едва разбудили. Наши ночные походы продолжались каждые 2-3 дня. Дрочить я на то время перестал. Но хорошее быстро заканчивается - за неделю до окончания смены у меня случился приступ аппендицита. "Скорая" отвезла меня в ближайший райцентр, в больницу. Помню девчонок Алину и Валю - практиканток из медучилища, готовивших меня к операции. Они что-то вкололи мне.
- Побрить нужно, сходи за бритвой.
- Да разве у него есть, по-моему рано ещё.
- Мне 14 скоро. Обиделся я.
- Тогда спускай штаны парень.
Почему-то, после укола, мне было все похрену, в том числе и раздеться перед незнакомой девчонкой. Алина сбрила волосы у меня на лобке, для какого хрена, я не уточнял.
- Не горюй, отрастут снова. Успокоила меня Валя.

Очухался я только утром уже в палате. Отходняк от наркоза был хреновый, всё перед глазами кружилось, хотелось пить, помню кто-то всё время смачивал мне губы, когда окончательно пришёл в себя, оказалось, что это была Валя.
В палате кроме меня лежало ещё трое пацанов на пару лет младше меня. Так что ближайшие дней 10 развлечений было, только рассказывать им были и небылицы про мои подвиги на сексуальном поприще.
Через несколько дней на лобке стали отрастать волосы, начало там колоться и чесаться. Алина, когда делала перевязку, заметила раздражение.
- Что чешется?
- Да блин мочи нет терпеть.
- Потерпи уж несколько дней, отрастут длиннее колоться перестанут.
- А как сейчас? Чешется ведь. Нафиг вообще сбривали?
- Если бы не сбрили, то сейчас ловил бы кайф, когда б я вместе с повязкой волосы отрывала. Давай смажу кое чем, чесаться перестанет, штаны приспусти и ложись на кушетку.

Я приспустил так чтоб член остался внутри. Алина принесла и поставила на табурет небольшую склянку, потом дёрнула мои штаны вниз, так что мой конец вывалился наружу и стала втирать мне в кожу на лобке что-то липкое и холодное с незнакомым запахом. Вначале раздражённую кожу довольно сильно щипало, я даже зашипел, но Алина делала всё так нежно, что я вскоре расслабился, зато мой хрен, уныло висевший все эти дни после операции, стал подавать признаки жизни. "Признаки жизни" заметила Алина, она улыбнулась и, натянув мне штаны чуть не до подбородка, сказала:
- Всё хорошего по-немногу, завтра я в ночную, придёшь вечером - ещё помажу.
Следующим вечером, я заявился в перевязочную, там сидели Алина и Валя.
- Что, опять чешется? Участливо спросила Алина.

Я утвердительно помотал головой.
- Ложись. Валька смажь ему где побрито, ато расчёсывает, ещё повязку сорвёт.
В этот раз втирала Валя. Она тоже стащила с меня штаны, так, что хер показался о всей красе. Валины пальцы работали ещё нежнее, я почувствовал вскоре что . . .

хрен мой начал увеличиваться. Валя захихикала и вдруг влепила мне в прямо в головку члена щелбан. Я вскрикнул и дёрнулся, хрен мой моментально съёжился.
- Ты что, больно ведь!
- Не шали. Шутливо сказала Валя.
- Топай спать, сексуальный маньяк. Смеясь сказала Алина
Вот так с медсёстрами ничего не получилось, а я надеялся на более приятный исход.

Когда снимали швы Алина и Валя обе торчали в операционной, учились наверное. Нитки выходили хреново, я шипел и дёргался.
- Терпи братец, бывает больнее. Успокаивал меня хирург.
- И не дёргайся так, ато прищемлю случайно пинцетом одну штуку.
Алина и Валя хихикали но, всё же подбадривали поглаживая мне то руку, то голову.

Родители забрали меня после выписки и две недели я просидел дома, опекаемый матерью как будто мне было лет пять.

Лето перевалило за середину и я был отправлен в деревню. Наташка была уже там, Инга должна была приехать со дня на день после отдыха в Крыму.
К бабкиной соседке приехали два её внука - Сашка 12 и Валерка 10 лет, им я препадал первый урок онанизма. Случилось это в бане, нас - детей по-старше отправляли мыться одних, вот мы и оказались втроём в бане. Я заметил, что Сашка старается не трогать соски, а случайно прикоснувшись - морщится, соски у него были припухшие, волос на лобке у него не просматривалось.
- Что брат болят соски?
- Да, блин, уже месяц скоро. Может заболел фигнёй какой? Боюсь родителям показывать, маманя сразу в поликлинику потащит, а там фиг знает что делать начнут.
- Да ничем ты не заболел, это у тебя в яйцах молофья образуется, у меня прошлой весной тоже месяца два болели, а потом прошло. Ты не дрочил ещё?

Сашка, видимо, не понял о чём речь и смотрел на меня как баран.
- Ну ты чё не дрочил ещё ни разу, у тебя воще встаёт?
- Э-Э-Это как? Спосил Сашка зардевшись как маков цвет - так обосраться перед старшим товарищем, это чтоб в 12 лет и не знать встаёт у тебя хрен или нет.
- Ну большой и твёрдый становится?
Сашка утвердительно покивал головой.
- И чё ты делаешь тогда?
- Ничего, поссать иду.
- Это как же ты ссышь когда стоит, в потолок что ли?
Сашка ещё больше покраснел и ничего не сказал.
- А когда на баб голых смотришь встаёт?
Сашка утвердительно покивал головой
- Хочешь дрочить научу?
- А это зачем?
- Чтоб кайф получить.

Тут к нам подсел поближе Валерка.
- А мне тоже можно подрочить?
- Неа, ты маленький ещё - не получится ничего.
- Да я почти с Сашку ростом.
Валерка действительно был только чуть ниже брата, и в отличие от худощавого Сашки, был плотным, ширококостным, на вид они могли сойти за ровестников. По размеру писюны у Сашки и Валерки не отличались, по крайней мере в невозбуждённом состоянии.
- Ладно можешь тоже попробовать, только врядли что получится, молофья в 12 лет появляется.
Мальчишки сели на полку.
- Возьми хуй в руку. Сказал я Сашке.
Сашка взял свой поникший писюн в руку, тот полностью спрятался в кулаке.
- Теперь делай так. Сказал я и, взяв свой хрен, показал как нужно двигать рукой.

Сашка неумело стал дёргать свой писюн, Валерка повторял за ним. Вскоре работа руками возымела результат - писюны у мальчишек вытянулись и затвердели.
- Сожмите крепче и двигайте быстрее. Поучал я.
Мальчишки активнее заработали руками. Хоть писюны у них сояли как следует, головки оставались под крайней плотью. Всёже . . .

у Сашки член был по-длиннее, когда рука шла назад на мгновение в отверстии крайней плоти показывалась синеватая головка. Валерке было, видимо, неудобно дрочить кулаком, почти весь его десятилетний писюн прятался в ладони, и он сам нашел более удобный способ, взявшись за член большим и указательным пальцами.
- Ой щекотно. Ах обоссусь сейчас! Завопил Сашка.
- Дрочи, сечас кайф получишь. Наставлял я.
- Бля-а-а-а. Завопил Сашка.

Из его члена стала брызгать сперма. Первый заряд пролетел больше метра, повиснув на стене, всего было пять или шесть толчков, всё это время Сашка дёргался всем телом как будто через него пропускали ток и повизгивал как щенок. Валерка даже перестал дрочить наблюдая круглыми голубыми гзёнками за братом. Сашка продолжал сжимать опадающий член, пытаясь продлить приятные ощущения.
- Бля-а, пацаны, пиздец, обоссался, так заебись было. Простонал Сашка.
- Да не обоссался ты, а кончил, это молофья у тебя брызнула. Наставительно сказал я.
- А у меня ничего. Жалобно сказал Валерка.
- А ты подрочи ещё, может что . . .
и получится. Сказал я.

Валерка активнее принялся за свой начавший было опадать писюн. Было заметно, что даже в жаркой бане тело его покрылось гусиной кожей. Валерка, зачем то встал с полки и, выпятив живот, стал быстро-быстро двигать двумя пальцами по скрытой под крайней плотью головке. Было видно, чот ноги у него дрожат, дыхание стало частым и шумным.
- Ой! Пискнул Валерка, передёрнувшись от макушки до пяток и, выпустив член. Его шатнуло так, что если бы я не подставил руку, то он полетел бы на пол. Валеркин писюн дёрнулся несколько раз прижимаясь вплотную к животу, ничего не брызгало - маленький он был ещё, но кайф, видимо, получил.
- Ну как? Заебись?
- Класссно! Хором ответили пацаны.
- Только не увлекайтесь, ато руки отсохнут, хуи постираются и ослепнете. Подъебнул я.
- Как это?
- Каком кверху. Сострил я.
- Ладно шучу, просто не надо слишком часто, говорят от этого крышу снести может.
- А сколько раз можно? Спросил Сашка.
- Ну пару раз в недею можно, это не вредно. Со знанием дела сказал я.

На следующий день я наведался в гости к Наташке. Наташка помогала своей бабке в огороде и была одета в старые тонкие брюки-трико и майку, из которых уже явно выросла и по-этому ещё больше обтягивающими её тело и подчёркивающими все выпуклости и складочки, бюстгалтера под майкой видно не было. Она за этот год заметно повзрослела, стали соблазнительными выпуклостями выделяться груди, бёдра округлились, попка выглядела так соблазнительно, что постоянно хотелось ухватиться обеими руками за её ягодички и сжать со всей силы, когда Наташка выпрямлялась, спереди, внизу живота, чётка вырисовывалась под трико выпуклость лобка, волосы она стянула резинками в два хвостика, которые, впридачу с белой панамой, придвали её лицу несколько детское выражение.

Наташка в школе занималась, как тогда называлось, лёгкой атлетикой, что самым лучшим образом сказалось на её фигурке - нигде никакого лишнего жира, всё подтянуто, разве что, немного худощава. В общем, мой болтяра сразу подскочил, благо я надел свободные спортивные штаны и было не так заметно. Наташка попросила меня отнести за сарай две корзины с вырванными сорняками и я, как "истинный джентльмен" охотно согласился, хотя никакой тяги к крестьянскому труду не испытывал. Слегка сутулясь, дабы скрыть предательски выступающие сперди штаны, я ввалился в огород, взял корзины и поволок их за сарай. Наташка пошла впереди меняв, чтобы открыть калитку, она всё время оглядывалась и хитро улыбалась, видимо моя . . .

маскировка никуда не годилась. За сараем росли густые кусты малины закрывая нас от посторонних глаз. Я, улучшив момент,обнял Наташку сзади, одна моя рука обхватила небольшую конусообразную левую грудь девочки, а вторая ловко легла на выпуклость внизу её живота, мой напряжённый хер прижался к упругой попке, оказавшись как раз между ягодиц.

Наташка не сопротивлялась, видимо, ожидая моих дальнейших действий, своей левой рукой, сжимавшей её грудь, я чувствовал, чтосердце девочки бъётся сильно и учащённо. Наташка попыталась просунуть руку между нашими телами, я понял, что она хочет взяться за моего братца и сильнее прижался к её попке. Я начал мять левой ладонью её грудь, соск быстро стал уплотняться, моя правая ладонь оказалась между её ног. Наташка сильно сжала ножки, пытыясь не пустить меня в святая-святых девичьего тела.
- Натали, чего ты шугаешься, ты не помнишь, что мы вытворяли прошлым летом? - Вкрадчиво зашептал я ей на ушко. Видно было, что Наташкины щёки зарделись, она расслабила мышцы в промежности, пропустив мою руку, я тут же нащупал складки её больших половых губ и стал неистово массировать их.

Наташка стала выгибаться, потираясь попкой о мой окаменевший член. Я резко просунул руку между резинками Наташкиных трико и трусиков, там было уже горячо и влажно, волос на лобке почти не было, только прощупывались редкие кучеряшки на больших половых губах и более густой пучёк нежных волосков внизу лобка над самой щелкой. Наташка слабо застонала. Мой палец нащупал упругий клитор и я стал массировать его. Наташка то сжимала мышцы промежности, то расслабляла их продолжая тереться попкой о мой член. Я чувствовал, что в яцах уже зарождается солидный заряд. Тело Наташки вдруг резко напряглось в моих руках, дыхание сбилось и участилось, она резко повернулась ко мне, освободившись от моих рук и, быстро присев на корточки, дёрнула вниз мои штаны. Я сразу понял, чего хочет и сам спустил трусы.

Наташка тут же обхватила губами мой член неистово всасывая его в себя. Я продержался секунд 20 и выстрелил Наташке в рот солидный заряд накопленной за несколько дней воздержания от онанизма. Спермы было так много, что Наташка поперхнулась и выпустила член из рта, уклоняясь от продолжавшего дёргаться и извергать брызги моего орудия. Ещё несколько зарядов спермака пролетело над Наташкиным плечом, белёсая полоса моего семени пролегла по её щеке от уголка рта почти до уха.
- Вот, блин, линул, чуть не захлебнулась, всё лицо уделал.
Сказала Наташка вытираясь и сплёвывая на землю. Я устало натягивал штаны. Наташка поднялась с корточек продолжая сплёвывать и вытирать капли спермы на щеке и губах.
- Наташка, а хочешь - теперь я тебе.
- Не сейчас, бабка придти может, и так уже долго тут проторчали.
- Слушай, приходи вечером к нашей бане, там сирень так разрослась, никто не увидит.
- Вот ещё, хватит с тебя на сегодня.
Наташка взяла пустые корзины и пошла обратно в огород. Я поплёлся к себе - у Наташкиной бабки огород был большой, а рабочих рук не хватало, так что меня вполне могли припахать, что в мои планы не входило.

Вечером Наташка к бане не пришла, пришлось погонять лысого на ночь. В мыслях я драл Наташку во всех позах, какие только могло придумать моё воспалённое воображение.
Через пару дней представился случай уединиться. Мы, пошли по грибы, детей в те времена отпускали одних в лес, ни о каких маньяках тогда слыхом не слыхивали. . . .

Нас было пятеро - я, Наташка, Сашка с Валеркой и Ленка - Наташкина подружка, внучка соседки Наташкиной бабки. Зачем я потащился туда, Наташка поняла сразу - я никогда не горел желанием шляться по лесу, в грибах особо не разбирался, знал только что бывают жаренные и в супе.
Шлялись долго, день выдался жаркий и все тянулись по-ближе к воде. В конце-концов мы с Наташкой вышли к небольшому ручью, который, перед тем как влиться в озеро расширялся до размеров небольшой речки, глубина была чуть выше пояса. Наташка поставила свою корзинку и подмигнула мне.
- Искупаемся?
- Я, это, плавок не взял.
- Так и я купальник не надевала.
- Ну и чё делать будем?
- Забыл, что ли, как в том году купались.

Вопрос был исчерпан, я быстро разделся, стараясь не поворачиваться к Наташке передом - писюн принял боевую позу и торчал вперёд как антенна. Я сразу бросился с разбегу в воду - вот ведь какая херня, знаю, "что", собрались делать через несколько минут и, всё равно, стесняюсь, видимо, стыдился своих не до конца отросших волос на лобке, после операции прошло всего чуть меньше месяца и волосы ещё были короткие и совсем не вились. Вода была довольно прохладная, я даже охнул, мой писюн начал стремительно опадать.
Наташка раздевалась не спеша, ничуть не смущаясь. Когда она сняла рубашку я увидел - лифчика она не носила, её юные грудки были как два маленьких конуса - очень белые на фоне загоревшего тела, с маленькими тёмными сосками. Наташка не спеша разулась, стянула свои свободные спортивные штаны, скрадывающие аппетитные выпуклости попки и, оставшись в одних беленьких трусиках, шагнула к воде.
- Так не честно, я ведь совсем разделся. Призвал я её к совести.

Наташка потрогала ногой воду, передёрнулась, а потом, улыбаясь, повернулась ко мне задницей и сняла трусики. Когда она наклонялась, переступая ногами, я разглядел только тёмное пятнышко её ануса. Наташка пошла в воду спиной вперёд, оглядываясь через плечо. Она вошла . . .
по пояс охая и ахая на каждом шагу - вода была всё таки холодной.
- Блин! Так и замёрзнуть можно!
- Двигаться нужно! Сказал я брызнув Наташке на спену водой.
- Ой! Волосы не намочи! Завопила она.
- Где?! Ехидно спросил я.
- В Караганде! Парировала Наташка.

Она повернулась ко мне передом и я увидел её сисечки в метре от себя. Были они ещё совсем маленькими, заострёнными не такими округлыми и слегка обвисшими как у девчонок по-старше. Вода доходила ей до пояса и была достаточно прозрачной - я хорошо видел низ её живота. На плоском животе Наташки явственно проступали довольно хорошо развитые мышцы пресса, слегка поигрывавшие когда она двигалась. На лобке появилась первая редкая поросль. Впрочем даже не на лобке, в самом низу лобка, там где начиналась щелка виднелся пучок тёмных волосков. Я видел, что Наташка так же изучает изменения, произошедшие за этот год у меня внизу живота. Волосы к тому времени у меня уже немного отросли, правда, ещё не закрутились завитками, как раньше.
- Тебе аппендицит вырезали?
- Ага.
- Когда?
- Да уже почти месяц прошёл.
- Не болит?
- Неа.

Мы немного поплескались и вышли из воды. С одной стороны ручья была небольшая поляна - можно было обсохнуть на солнце. Наташка подстелила свою рубашку и села, опёршись на руки и слегка разведя ноги полусогнутые ноги. Я лёг рядом на живот, но колючая лесная трава заставила меня последовать Наташкиному примеру. Мы исподтишка разглядывали тела . . .

друг друга. Я заметил, что на лобке у Наташки всё же есть немного волос - коротких темных, ещё не вьющихся, расположенных тонкой более густой линией посредине лобка и редкими отдельными волосками ближе к краям. Щель неё не была плотно сомкнута - виднелся розовый хохолок и полоска отходящих вниз от него малых половых губок, довольно крупных. Наташка сидела с закрытыми глазами - солнце светило прямо в лицо. Я вырвал длинную травинку и пощекотал ей сосок. Наташка, не открывая глаз, дёрнула плечом, решив что это муха. Я повторил. Она опять дёрнулась и открыла глаза. Я быстро убрал руку с травинкой.

- Перестань! А то как дам! Сказала Наташка, заметив моё движение и попыталась вырвать у меня травинку. Я отвёл руку и она, потянувшись, коснулась моего плеча грудью. Я почувствовал упругое прикосновение её юных сисечек и мой член стал быстро твердеть, выпрямляясь и увеличиваясь на глазах. Наташка быстро заметила данную метаморфозу с моим органом.
- Ну что? Стоит? Да--а-а, видно изголодался за эти дни.
- Ты чего тогда к бане не пришла?
- Бабушке допоздна помогала, устала.
- А если бы не устала, пришла бы?
- Конечно. Кто-то обещал мне кое что.
- Так я хоть прямо сейчас готов.
- Прямо здесь?
- А что?
- А если малые увидят?
- Пусть сначала найдут это место.

Наташка улыбаясь обхватила рукой мой напряжённый член. Я потянулся к её остреньким сисечкам. На ощупь они оказались плотными почти как мячики, сосочки под моими пальцами быстро затвердели.
- Классные у тебя сиськи! Быстро выросли, в том году совсем ведь ничего не было.
- А у тебя волосы, что-то уж больно короткие. Сказала Наташка, проведя ладонью по моему лобку.
- Это в больнице перед операцией сбрили всё.
- Зачем?
- Не знаю, всем бреют, мешают, наверное.
Наташка вновь, взялась за мой член и стала медленно дрочить его.
- Наташ, я так сейчас брызну прямо на тебя, возьми в рот лучше.
- А так не брызньшь?! Накормить меня захотел?
- Помнится в том году кто-то глотал и не давился.
- Помнится пару дней назад кто-то обещал что-то мне сделать.
- Хорошё. Ложись.

Наташка отпустила мой член и легла на спину, согнув ноги в коленях и широко разведя их в стороны. Я лёг на живот лицом между её бёдер, мой напряжённый член прижался к животу, сухая трава больно колола яйца, пришлось, приподнять задницу, привстав на коленях. Теперь Наташкина писька была в нескольких сантиметрах от моего лица. Большие половые губы разошлись в стороны, открыв довольно крупные малые губы и капюшон клитора (где-то потом прочитал, что если малые половые губ такие крупные, это значит девчёнка много мастурбирует). Внизу, под малыми губами явственно просматривалось тёмное отверстие влагалища (у Катьки дырочка была совсем узкая, едва палец пролезал). Я приступил к делу. От прикосновения моего языка Наташка вздрогнула и шире развела ножки. Я поднял глаза и увидел, что она мнёт свои грудки, покручивая соски.

Я прошёлся языком вдоль всей щелки, Наташкина писька стала быстро увлажняться. Волсы, росли в основном там где заканчивалась щелка и более редко на больших половых губах, мой язык иногда захватывал отдельные выпавшие волоски, приходилось пальцами снимать их - отплёвываться не хотелось. Я захватил губами Наташкин клитор и стал всасывать его в себя. Наташка резко выдохнула и сжала мою голову бёдрами.
- Ой щекотно! Завопила она.
Я продолжал неистово всасывать её клитор, чувствуя как всё больше увлажняется её писька. Наташка широко развела ноги, прижав . . .

их к бокам, её дахание стало прерывистым и шумным. Я попытался ввести палец ей во влагалище - вошёл довольно легко, потом попробовал два - потуже но тоже вошли, Наташка на протестовала. Тогда я всё понял и, прекратив лизать её уже всю мокрую от выделений и моей слюны киску, лёг сверху и направил мой дротик в цель. Попал сразу, как будто всю жизнь тренировался.

Мой писюн легко прошёл во влажную дырочку, член у меня в то время был не слишком длинный но довольно толстый, горячие стенки Наташкиного влагалища плотно обхватили мой инструмент. Наташка сжала ладонями мои ягодицы ягодицы, плотнее прижимаясь ко мне. Я начал ритмично работать тазом, вызвав у Наташки череду тихих стонов, она сильнее сжала мои ягодицы, больно впившись ногтями в кожу. В яйцах стал зарождаться мощный заряд, я попытался выдернуть член из влагалища, но Наташка сильно прижимала меня, не давая отстраниться.
- Натка-а-а! Сейчас кончу-у-у! Отпусти-и-и!!! Завопил я.
Но наташка продолжала крепко сжимать мои ягодицы, её дыхание участилось, периодически она резко выдыхала, я чувствовал как мышцы её живота сильно напрягаются. Я больше не мог удержаться и бурно спустил в глубину Наташкиного влагалища, тут же мой хрен почувствовал сокращения сжимавших его стенок, мне в лобок ударила горячая струйка - Наташка кончила вместе со мной. Кончил я классно, из члена брызгало раз пять или шесть, даже в заднице что-то сокращалось, писюн продолжал дёргаться даже когда из него перестало вытекать. Наконец, я расслабленно откатился вбок.

Наташка продолжала лежать с закрытыми глазами, я видел как подрагивают её остренькие сисечки в такт мощным ударам сердца, лицо, шею и грудь заливал яркий румянец. Мы лежали расслабленно минут 10. Наконец я сказал:
- Слышь Нат, надо что-то делать, я ведь кончил в тебя, залетишь ещё.
- А тебе-то что?
- Как что?! Ты чё?! Сдурела?!
- Не ссы. Ничего не будет.
- Как это?
- Да вот так не будет и всё.
- Заливаешь!
- Я чё, дура! Сказала не будет ничего! Ещё ни одна моя подруга не залетела.
- Они что все уже ебутся?!
- Да кто в секциях спортивных занимается почти все с тренерами спят.
- Так вот где тебе целку сломали.
Наташка молчала.
- Слышь, Натка. А ты давно, это, ну, уже не целка.
- А тебе это зачем?
- Да так, просто интересно.
- Зимой.
- А с кем.
- С кем надо.
- И чё не расскажешь?
- Нафиг тебе это.
- Да говорю же, просто так, интересно. Хочешь, расскажу с кем я в первый раз по-настоящему. . .

Наташка согласилась. И я рассказал про мои похождения в лагере. Откровение за откровение - Наташка рассказала как потеряла девственность. . .
Продолжение следует.


13:48 19.06.2019



Отзывы и комментарии
Ваше имя (псевдоним):
Проверка на спам:

Введите символы с картинки:



Вкусные рецепты: кулич-кекс пасхальный, Американские блины для Русской масленицы с любовью :), опунция в соусе салак с лонганами

Вкусные рецепты: кулич-кекс пасх...

кулич-кекс пасхальныйизюм и курагу помыть изюм залить кипятком на 10 мин., чтобы разбух курагу порезать яйца взбить миксером добавить сахар, взбить маргарин порезать кусочками и добавись яйцам с сахар...
Как проходят выборы на Мальте?

Как проходят выборы на Мальте?

Выборы? Тоска какая! Подождите закрывать страницу! На Мальте выборы проходят совершенно не так, как в России. Этого события ждут 5 лет! И это настолько интересно, что удержаться и не написать об этом ...
Эклампсия у беременных

Эклампсия у беременных

Эклампсией принято называть заболевание, при котором у беременной женщины так высоко поднимается давление, что появляется угроза здоровью и жизни, как будущей матери, так и будущего ребенка. Это забол...
Вкусные рецепты: "Миколайчики" укр., Запеканка капустная с фаршем в тесте., грибной суп-пюре

Вкусные рецепты: "Миколайчи...

"Миколайчики" укр.Замешиваем тесто: смешиваем яйцо, мёд, сахар, погашенную соду, маргарин (масло), муку, сметану, растительное масло до состояния однородной гладкой массы, формируем колобок и ставим н...
Чем заняться после вуза?

Чем заняться после вуза?

«Чем заняться после вуза?»Закончил вуз. Куда податься?Это первый вопрос, который возникает в голове у бывшего студента. Хотя эти мысли появляются и раньше, но все - таки острее он встает по окончании ...
Какие часы выбрать: на ремешке или браслете?

Какие часы выбрать: на ремешке и...

О том, как выбирать часы, написано много статей и всевозможных книг. Сегодня мы хотим поговорить про очень занимательный критерий выбора, который многие, зачастую, не воспринимают всерьез… При...
Общество и политикаКультура, искусство, историяДом, семья, детиМедицина и здоровьеОбразованиеЕда, рецептыРемонт и СтроительствоФауна и флораБизнес и финансыКомпьютеры, связь, интернетИнтимная жизнь
Интересное:

О портале:

Наш портал является ресурсом, который включает в себя обширный каталог познавательных и интересных статей. Каждый посетитель найдет для себя что-нибудь полезное. Адаптированный дизайн позволяет вам максимально быстро находить необходимую информацию. Самые разнообразные тематические статьи дают возможность вам совершенствоваться в той или иной сфере. Быть более начитанным и грамотным. Современный дизайн сайта позволяет просматривать статьи на всех существующих планшетах. Теперь отыскать необходимую информацию стало совершенно просто.

Мы подобрали для вас познавательные и увлекательные статьи. На нашем сайте вы найдете ответы на необходимые для вас вопросы. Упрощенная система поиска позволяет вам мгновенно отыскать нужную информацию. Адаптированный дизайн позволяет вам просматривать информацию на любых электронных устройствах. Отныне, поиск подходящей информации будет занимать у вас секунды.